Купить билет
Поддержать музей
Слушать радио
ENG
Купить билет
ENG

Иосиф Бродский. Натюрморт

Иосиф Бродский. Натюрморт
Поделиться
Ссылка скопирована
Билеты
Есть Пушкинская карта?
Стоимость билета: 300 ₽
Стоимость льготного билета: от 190 ₽
Об экспозиции
18+ 30 минут

В текстах Бродского мир вещей играл огромную роль, поэтому экспозиция опирается исключительно на подлинные мемориальные предметы. Однако это не последовательный рассказ о жизни Бродского, а эклектичный, построенный на свободных ассоциациях портрет. Нобелевского лауреата, курильщика, сына, поэта…

При этом прочтение предметного ряда буквально осуществляется через поэзию Бродского, утверждавшего приоритет творчества над биографией.
Часы работы
Понедельник — выходной

Вторник, четверг, пятница, суббота, воскресенье
10:30 — 18:30

Среда
12:00 — 20:00
Касса закрывается на час раньше.
Адрес
Санкт-Петербург, Литейный пр., 53
(вход через арку и Шереметевский сад)
Билеты
Стоимость билета: 300 ₽
Стоимость льготного билета: от 190 ₽
Есть Пушкинская карта?
Американский кабинет
В 2003 году Фонд наследственного имущества Иосифа Бродского и вдова поэта Мария Бродская передали музею Анны Ахматовой в Фонтанном Доме вещи из его профессорского кабинета в небольшом американском городке Саут-Хэдли в штате Массачусетс.

С 2005 по 2021 год в музее работала постоянная экспозиция «Американский кабинет Иосифа Бродского». Это не точный кабинет в Саут-Хэдли. Сохранились фотографии интерьеров этого дома, они подсказали расстановку мебели и размещение вещей.

Дом в городе Саут-Хэдли, где Бродский чувствовал себя в наиболее естественной среде, «где никто не задает лишних вопросов» был устроен им по своим законам. Мебель, напоминающая ту, что была в родительском доме, фотографии дорогих ему людей, виды городов, что остались в его стихах и его памяти, репродукции картин старых мастеров и множество книг.

В 2003 году Фонд наследственного имущества Иосифа Бродского и вдова поэта Мария Бродская передали музею Анны Ахматовой в Фонтанном Доме вещи из его профессорского кабинета в небольшом американском городке Саут-Хэдли в штате Массачусетс.

С 2005 по 2021 год в музее работала постоянная экспозиция «Американский кабинет Иосифа Бродского». Это не точный кабинет в Саут-Хэдли. Сохранились фотографии интерьеров этого дома, они подсказали расстановку мебели и размещение вещей.

Дом в городе Саут-Хэдли, где Бродский чувствовал себя в наиболее естественной среде, «где никто не задает лишних вопросов» был устроен им по своим законам. Мебель, напоминающая ту, что была в родительском доме, фотографии дорогих ему людей, виды городов, что остались в его стихах и его памяти, репродукции картин старых мастеров и множество книг.
В 2003 году Фонд наследственного имущества Иосифа Бродского и вдова поэта Мария Бродская передали музею Анны Ахматовой в Фонтанном Доме вещи из его профессорского кабинета в небольшом американском городке Саут-Хэдли в штате Массачусетс.

С 2005 по 2021 год в музее работала постоянная экспозиция «Американский кабинет Иосифа Бродского». Это не точный кабинет в Саут-Хэдли. Сохранились фотографии интерьеров этого дома, они подсказали расстановку мебели и размещение вещей.

Дом в городе Саут-Хэдли, где Бродский чувствовал себя в наиболее естественной среде, «где никто не задает лишних вопросов» был устроен им по своим законам. Мебель, напоминающая ту, что была в родительском доме, фотографии дорогих ему людей, виды городов, что остались в его стихах и его памяти, репродукции картин старых мастеров и множество книг.
Медиа-художник Владимир Быстров создал из подлинных вещей «тотальную инсталляцию», которая объединила два временных состояния и два пространства: конец 1980-х, когда Бродский работал в Америке над эссе «Полторы комнаты», и середину 1960-х годов, о которых и идёт речь в этом произведении, посвящённом памяти родителей.

Пространственная композиция давала возможность войти в неё и почувствовать себя как бы внутри художественного произведения. Художник оформил стены белыми полупрозрачными листами, которые наслаиваются один на другой, имитируя одновременно ворох рукописей и плеск волн.

Из «Американского кабинета» через электронную рамку «открывался вход» в коммунальную квартиру, где прошла большая часть ленинградской жизни поэта. Среди фотографий дома Мурузи, под мерное потрескивание иглы граммофона, как в зеркале, всплывали воспоминания и образы прошлого. Всё это вместе помогало ощутить «присутствие» Иосифа Бродского, поэта, гражданина мира, с его неизбывной памятью о родном городе, о родном доме.

Медиа-художник Владимир Быстров создал из подлинных вещей «тотальную инсталляцию», которая объединила два временных состояния и два пространства: конец 1980-х, когда Бродский работал в Америке над эссе «Полторы комнаты», и середину 1960-х годов, о которых и идёт речь в этом произведении, посвящённом памяти родителей.

Пространственная композиция давала возможность войти в неё и почувствовать себя как бы внутри художественного произведения. Художник оформил стены белыми полупрозрачными листами, которые наслаиваются один на другой, имитируя одновременно ворох рукописей и плеск волн.

Из «Американского кабинета» через электронную рамку «открывался вход» в коммунальную квартиру, где прошла большая часть ленинградской жизни поэта. Среди фотографий дома Мурузи, под мерное потрескивание иглы граммофона, как в зеркале, всплывали воспоминания и образы прошлого. Всё это вместе помогало ощутить «присутствие» Иосифа Бродского, поэта, гражданина мира, с его неизбывной памятью о родном городе, о родном доме.
Медиа-художник Владимир Быстров создал из подлинных вещей «тотальную инсталляцию», которая объединила два временных состояния и два пространства: конец 1980-х, когда Бродский работал в Америке над эссе «Полторы комнаты», и середину 1960-х годов, о которых и идёт речь в этом произведении, посвящённом памяти родителей.

Пространственная композиция давала возможность войти в неё и почувствовать себя как бы внутри художественного произведения. Художник оформил стены белыми полупрозрачными листами, которые наслаиваются один на другой, имитируя одновременно ворох рукописей и плеск волн.

Из «Американского кабинета» через электронную рамку «открывался вход» в коммунальную квартиру, где прошла большая часть ленинградской жизни поэта. Среди фотографий дома Мурузи, под мерное потрескивание иглы граммофона, как в зеркале, всплывали воспоминания и образы прошлого. Всё это вместе помогало ощутить «присутствие» Иосифа Бродского, поэта, гражданина мира, с его неизбывной памятью о родном городе, о родном доме.
Оставьте отзыв
Мы будем благодарны вам за искренние отзывы и пожелания. Если у вас возникла какая-то проблема, напишите нам, мы обязательно свяжемся с вами в ближайшее время.
Отправить